Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

Categories:
  • Mood:

Артедайн.

Я вот тоже начала писать что-то типа отчета.
Что показательно - вчера на работе. Дописала почти до парада.
Как мы роняли Артедайн.
Собственно, конкретно я Артедайн не роняла. Персонажка моя была дева древняя, мудрая и мирная, ибо за шесть тысячелетий войны опротивели ей выше крыши. Хотя лук она в одинокие странствия с собой брала. На всякий случай.
Персонажку звали Гваэле, и сохранилась она аж с Эрегиона. Именно после Эрегиона у меня заболела мысль, что имеет смысл тихо пожить ей в Третью Эпоху, ибо во Второй волею игровой судьбы сожрался нами (ей в большей степени, мне в меньшей) немаленький кактус. Отойти от него – мое право и мой долг. Я высказала свою мечту Хамулу, он не возражал. А чего возражать – ну бродячая эльфийка, бродит по Эриадору, никого не трогает… Вопрос был – прибиться к какому-нибудь эльфийскому лагерю. Какому-нибудь из двух. По квэнте и Линдон, и Имладрис были равнологичны. Имладрис оказался заманчивее по причине наличия там немалой доли определенности, а также знакомых, точнее, родных лиц в ассортименте. Единственная проблема, которая могла встать – это какая у нас эпоха и во что мы играем. Как-то раз вместо «лорд Эльронд» у меня совершенно непроизвольно вырвалось «государь Финрод». Почувствуйте разницу.
Некоторое время я даже пыталась не называть Таэри родичем, но оказалось, что проще назвать друг друга сестрами по игре, чем так издеваться над собой. (А что будет на аманке…)
Пошиться я так и не успела – фигня под названием «до игры всего неделя, а у меня завал по жизни, ткани нет, времени нет и денег тоже нет» наступила неприятно быстро. В итоге я взяла на случай собачьего холода лэйтианский несостоявшийся прикид Келебримбора, а на все прочие случаи – эрегионский, причем в самый последний момент до меня дошло, что если совместить верхнюю скандинавку от повседневки – из зеленого льна, обшитую зеленой с золотом тесьмой, – с тем, что осталось от нижнего платья парадки, то получится вполне прилично, и даже несколько более женственно, нежели откровенно мужской оригинал. Впрочем, все равно люди Гондора и Артедайна перманентно принимали мою деву за воина-мужчину. Очевидно, из-за коротких волос, выражения лица и наличия оружия.
Мне повезло – все три дня стояла дивно теплая погода, и мне не пришлось выяснять, насколько глубоко во мне сидит Келебримбор, и не вылезет ли он из этой рубашки, как дух из лампы...
И все-таки я сильно сомневаюсь, что эльфийские (всевозможные нандорские и синдарские) девы бродили по лесу в длинных платьях. Нижнее платье эрегионской парадки, шитое еще на Нарн-2002, имеет длину примерно чуть выше щиколотки и закрывает верх моих сапог. То есть (в отличие от почившей как раз на Эрегионе длинной дополнительной юбки) ни разу не волочится по земле, да и ширина его довольно удачна. Ходить в нем легко и приятно. Но, шарахаясь в нем по полигонному бурелому, я таки успешно поцеплялась за все, что только можно, и благополучно разодрала подол. Не говоря уже о том, как лихо он угваздался.
Кроме того, в голову пришла мысль, что надо бы обновить лук. Собственно, обновить его я намеревалась все же ДО игры, но… вышеупомянутая фигня – стрел нет, денег нет, времени нет. Первые майские прошли за компом – курсовой.
Заготовки для стрел и колчан я собиралсь брать у Бобра. Мы даже договорились, но я протормозила аккурат до пятницы, а тогда было уже поздно. Когда я нашла его в институте, обнаружилось, что ква: подготовка заняла его полностью, и про стрелы он попросту забыл, посему все это добро лежит у него дома, куда он уже не попадет.
Проще всего было бы забить на все и ехать без лука, но во мне проснулся маньяк и спросил у Бобра, где берется штапик для стрел. Бобер объяснил. Маньяк забил на две последние (из трех) пары и поехал за штапиком в «Мир дерева». Там меня встретили вопросом: «Вам нагеля? Сосну или лиственницу? На стрелы лиственница, конечно, лучше, но ее уже не осталось почти…»
Сосна. Десяток. И смутное представление о том, как восьмидесятисантиметровую палочку превратить в стрелу.
Приехала домой. Дома – шмотник, ожидающий, пока его соберут окончательно, а также родители – мама в честь короткого дня и отец, который дома с утра до вечера, ибо ищет работу.
Мама ходит и беспокоится обо всем подряд – что рюкзак слишком тяжелый, что в лесу клещи, что еще что-то. Папа выдает снарягу и советы. Снаряга ценная, советы – не очень. Особенно советы, точнее, наставления в изготовлении стрел.
Полагаю, если он и изготавливал какие-то холодно-метательные орудия, то лет этак дцать назад и с несколько иными целями. А поскольку практически все, что он делает руками, как правило, оригинально, удобно, практично, но практически никогда – эстетично, то я (и без того задерганная необходимостью в подобной обстановке осваивать новую технологию) тихо зверею и слезно прошу не мешать. В какой-то момент маме удается отправить его в поход на рынок, и я более или менее спокойно опиливаю штапик и изображаю на нем что-то типа пропилов. Практика показала, что пропил нужен глубже (а тетива – тоньше), но для первого раза вышло, по-моему, неплохо. Потом отец вернулся, и страсти вспыхнули с новой силой. Я прикинула, как буду ставить оперение и наконечники. Под гуманизаторы у меня был хороший кусок пенки, на оперение должен был идти коричневый скотч. Все бы ничего, но папа начал порождать идеи одну за другой, не в силах остановиться на чем-то одном и начисто игнорируя меня и мои слова о том, что есть некий стандарт типа минимального диаметра гуманизатора. Дело кончилось тем, что я отобрала у него заготовки практически силой, запихала все, включая уже опереннные разнообразно, но одинаково безобразно заготовки (две были даже с наконечниками, один – безобразно большой, другой – опасно маленький) в чехол к луку, дособрала рюкзак, сунула туда кусок клеенки, некогда бывший чехлом от «Роботрона» - на случай, если колчан все-таки придется мастерить на месте, сложила в противогазную сумку (один из полезных девайсов, выданных родителем) скотч, синюю изоленту и прочую фигню, призванную пригодиться на полигоне, и отправилась на Южную.
Там уже обреталось некое количество наших. Дальше было как всегда – ждем до посинения, не дождавшись, ищем автобус, обретаем автобус, садимся в автобус, ждем недостающих во главе с Тас, едем…
Ехала я рядом с Мышью, пытаясь попутно освоить технологию постановки оперения. К третьей стреле я постигла сие дао, но в автобусе было крайне неудобно – очень тесно, очень тряско и темновато.
Потом автобус заблудился, встал, и надо было видеть работу мысли на лице водителя, обреченно уставившегося в карту.
Потом появился товарищ Агафонов. Его появление вызвало у меня примерно ту же реакцию, что и у Кеменкири. Первая мысль была – органы. Потом мне было уже пофиг, что думать, но восторг остался поныне. Нет, ну есть же еще Люди!..
Автобус довез нас до бетонки, развернулся и уехал.
Потом была дорога до полигона – в темноте, по буеракам. Мне не хватало длины руки вытащить фонарь из кармана рюкзака, и я брела как попало.
Тем более, что ночь при всем том была дивная, и это была единственная возможность посмотреть на звездное небо во всей красе. Поэтому я выворачивала под шмотником шею и смотрела, смотрела, смотрела вверх.
Не забывая смотреть под ноги. Дорога оказалась неблизкой и бетонка кончилась, оставив место ухабам. При свете дня все было бы нестрашно, а так народ проваливался и спотыкался. Хорошо все-таки, что погода стояла сухая.
У моста нас встретила Таэри и повела дальше.
По буеракам. Когда мы съезжали в понедельник с полигона, я смотрела на дорогу, которой мы шли, и не могла понять, как же мы ухитрились пройти без жертв? Особенно меня впечатлил впоследствии гребень шириной не больше метра, обрывавшийся вниз довольно круто. Ну и, разумеется, обрывчик имени Бобрового Утеса. Он, конечно, уступал помянутому Бобровому в высоте раза в два-три, зато не уступал крутизной. К тому же обходной путь к нему, в отличие от Бобрового Утеса, отсутствовал. Ну, посуху-то влезли, вполне себе с первого раза.
Наконец, дотащились до шлагбаума, дождались остальную часть команды (Ину носилась взад-вперед, нездраво напоминая мне повадкой Лориндиля), и Имладрис направился навстречу новым приключениям – поиску стоянки, которую организовали все те же Ину и Таэри. Приключения были, потому что на стоянке стояла палатка, но не было костра, а тропа от основной дороги натоптана еще была неотчетливо. Опять же – ночь, темнота, незнакомый бурелом… В памяти у меня неумолимо вставал эрегионский ночной переход по игре из Эрегиона в Лориэн, для меня бесславно закончившийся в Митлонд. Но – преодолели и это препятствие, и иные начали возиться с костром, а те, у кого были палатки, начали их ставить, а потом Ину взяла мой фонарь и пошла в Артедайн, а кроме моего, в лагере было, по-моему, в ту ночь всего два фонаря, и со вторым ставили палатки. Таэри собралась без фонаря в Гондор, лежащий (точнее, стоящий) поблизости, я присоседилась ради компании, поскольку палатки у меня нет, а дрова были повсюду, и моя помощь у костра вроде не была остро необходима. Олостару в Гондоре нужны были его вещи. Переход из Имладриса в Гондор в полной и абсолютной темноте был незабываем, хотя и непродолжителен. Мы забредали в дивнейший бурелом и пророчили, как будем смеяться, когда увидим этот бурелом при свете дня (к слову сказать, так и получилось. Дорога на Гондор была на самом деле прямой и легкой).
Гондор встретил нас теплом и гостеприимством. Мы сидели у костра, ели втроем одной ложкой из одной миски похлебку из макарон и соевой тушенки, пили горячий чай… Вот оно, счастье.
Когда мы вернулись, был костер. Свои каны я сдала еще перед уходом, теперь в одном из них был еще и чай. Чаю не хотелось, мы сидели и уже вяло в десятый раз повторяли, что на полигон надо заезжать ДНЕМ. Потом пошли спать. Я вписалась третьей в палатку Алекса и Эленвен. Палатка эта хороша всем, кроме разве что некоторой однослойности и, как следствие, протекаемости. Кроме того, паспортных мест в ней два, а прихожей нет, поэтому вещи живут в палатке же. Посему половину моего спального места занимали мой же рюкзак и оружейная сумка Алекса, ни сдвинуть, ни примять. Утром я проснулась и обнаружила, что ноги я ни повернуть, ни согнуть не могу по одной простой причине: ибо они зажаты между Эленвен и несчастной сумкой. Тем не менее, я проспала так до восьми часов. Потом заорал мой мобильник. Спросонья мне послышалось, что это Тас, и я так и не поняла, что она делает в Артедайне и почему именно она говорит, что в Артедайне мастера ужасно хотят Ину. Видеть.
Тем не менее, когда мне послышалась пробегающая мимо палатки Ину, я окликнула ее и изложила, как просили: «Хамул проснулся и вылез из палатки». Стиль фразы вызвал во мне смутные подозрения, впоследствии подтвердившиеся.
Я и сама вылезла из палатки, натянула берцы, плащ и бандану и поняла, что мне тоже хочется в Артедайн. Опять-таки, квэнта говорит, что полигон я должна посмотреть – Гваэле знает Эриадор, как свои пять пальцев.
Поэтому, как была – неумытая, непричесанная, - я пошла вслед за Ину в Артедайн.
В Артедайне действительно были мастера в ассортименте – Лориндиль, Хамул, Натали, дале по списку… Я не мастер, поэтому я пошла искать Бобра. Нашла. Оказалось, что звонил мне все-таки он.
Оказалось, что часть команды Рудаура ночью напилась пьяная и порубила в Артедайне палатки. Ква. Мастера/капитаны отправились разруливать в Рудаур, я решила, что невредно было бы посмотреть на Линдон. Спросив у Бобра дорогу, пошла. По дороге набрела на хоббитов, троих заехавших уже питерских хоббитов во главе с Мэи.
Дошла до Линдона, посмотрела на него, там был нормальный предыгровой бардак, сбоку которого под деревом у палатки сидел лорд Кирдан и деловито что-то дошивал, и пошла обратно, памятуя, что у меня еще пачка недоделанных стрел, а оружие еще очиповать надо.
Остаток времени до игры у меня ушел на стрелы и колчан. Оказалось, что уже освоенная технология в спокойной обстановке, когда никто не дергает советами и замечаниями, идет легко и непринужденно, и, что существеннее, ровно и почти красиво. Немного подумав, я поменяла и то оперение, которое было поставлено еще дома. Вскоре я уже ставила наконечники – это оказалось еще проще, изолента была очень к месту, ушло полмотка. Обрезать оперение – и готово. Впрочем, процесс и результат привели меня к выводу, что несколько штук понтовых стрел сделать точно надо. Эти было, конечно, на штурме не жаль, но и вид у них был…
С колчаном было еще хуже. Я пошарилась по знакомым, не слишком надеясь на удачу, но, ясен пень, колчан на всякий случай с собой не берут, это же даже не прикид, который еще как-то логично прихватить в последний момент. Колчан же…
Алекс решил вопрос несложно: у него колчаном работал чехол от палаточных колышков. Но палатки у меня не было. Я с тоской поняла, что придется шить. Кусок клеенки. Резать я его не хотела по ряду причин, поэтому просто сложила и прошила, сбоку и снизу. Получилось, ессно, похабно. Я махнула рукой, слегка подогнала, прорезала две дырки – сверху и снизу – и продела стропу, прихваченную с той же целью. Сшила. Надела. Положила стрелы. Выглядело безобразно, и стрелы явно для этого колчана длинноваты, но вроде не вываливались. Я взяла лук и пошла - опробовать все сооружение вместе. Опробовала. Пропилы явились мне во всей красе, и я окончательно поняла, что на данной игре я в лучном турнире участвовать не буду. Дабы не позориться. Растянуть лук, чтобы стрела не упала с тетивы вниз, не дожидаясь выстрела, мне удавалось через раз.
Колчан собрался гармошкой, стрелы из него начали выпадать. Подтянула. Все равно выпадают. Пошла в лагерь, нашла кусок пенки, назначенный на смягчители (ее много осталось, восемь стрел – одна сломалась, не дожив до оперения, одна была гуманизирована родителем и впоследствии не допущена – совершенно справедливо – Лориндилем), отрезала, свернула, вставила. Колчан ожил и жил до конца игры, оставаясь похабным по форме, но пригодным по содержанию. Я была (и остаюсь) страшно горда собой.

UPD Тьфу, действительно, глюк. Таэри встретила нас у автобуса, просто от моста мы шли вместе, а до - порознь.
Subscribe

  • Кофейня "Бобро"

    Любимую кофейню возле офиса перекупили, теперь они называются «добро» и раздают вот такие открытки. Кофе вроде неплохой, посмотрим.

  • (no subject)

    С наступающим! И чтоб он был ЛУЧШЕ.

  • Благопожелание)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Кофейня "Бобро"

    Любимую кофейню возле офиса перекупили, теперь они называются «добро» и раздают вот такие открытки. Кофе вроде неплохой, посмотрим.

  • (no subject)

    С наступающим! И чтоб он был ЛУЧШЕ.

  • Благопожелание)