Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Йохохо или Про Ее Императорское Величество дону Беару Эсторскую (Кайсанскую?)

Чот подумала, по горячим следам надо записать, а то потом не вспомню же.

Не все вышло, как я думала, сказать по правде. Не получилось в нужной мере холодности-отстраненности-строгости, не всегда получалось выдерживать лицо кирпичом и не ржать прятать улыбку (да по задумке она и не должна была много улыбаться). Я планировала персонажа достаточно жесткого, а подчас и жестокого (ту же беглую дону Асану, по логике персонажа, следовало отправить к родителям без долгих разговоров, и пусть бы они там сами разбирались; впрочем, я была бы не я, если бы не подогнала к этому выбору свой обоснуй).
На самом деле, дона Беара долго отказывалась выходить из сумрака. Первый раз в жизни я подписалась играть августейшую особу - и несколько месяцев ходила, не в силах выродить хоть что-нибудь, кроме имени. Понятно было, что правильную салонную императрицу, с двором, танцами, приемами и пр - я не потяну. Кроме того, в голове колом стояла максима “принц женится только на принцессе” - т.е. взять баронскую дочь и выдать ее замуж за будущего Риоту я не могла, рука не поднималась. Ок, подумала я, будет принцесса. Где-то тут и родилась идея воткнуть в эсторскую идиллию персонажа с исходно отличающимися от эсторских ценностями и менталитетом - дабы, даже если все остальные завязки пойдут прахом (был печальный опыт), всегда можно было подкрепиться внутренним вялотекущим конфликтом. А заодно добавить эклектики в антураж.
Вопрос конкретной страны происхождения был, по правде сказать, некоторой абстракцией, потому что из местной географии мы знаем об Арканаре, Эсторе, Соане, Степи и варварах, вольных баронствах, а также Кайсане и Хамахаре. Про Хамахар известно только то, что это далеко, экзотика и лошади, про Кайсан - что там тирания, и что там в какой-то момент произошло спонтанное вмешательство с предсказуемым исходом. Методом научного тыка я выбрала Кайсан (исключительно из соображений благозвучия) - и с благословения Брана выстругала эту “дочь самурая”, отданную в жены эсторскому принцу то ли после поражения в войне, то ли ради предотвращения оной. По причине удаленности места происхождения за двадцать пять лет она почти совершенно потеряла связь с родиной, но культурные рудименты все же сохранила.
По-хорошему, наверное, стоило скурить скорее псевдоарабский бэкграунд (судя по названию “Кайсан”), но концепт всего этого у меня сложился примерно за месяц до игры, когда готовить антураж с нуля представляется таксе идеей - а из предметов бытовой экзотики у нас дома лучше всего представлен Японокитай. Ну, так получилось :) И стереотипный характер, опять же, предоставлял мне простор как раз там, где надо: гипертрофированное чувство долга, специфические приоритеты и все такое.
Итак, я завезла на полигон помимо пары подходящих платьев кимоно, палочки для еды, пачку благовоний и минималистический чайный прибор (надо было более полный, кнчн). Опять-таки, по-хорошему, для полноты картины не хватало длинной типа-опиумной трубки:), и, в общем, не сказать бы, чтобы мне было негде ее добыть, но сосать пустую было бы как-то тупо, а курить я таки не курю. Пришлось ограничиться вышиванием (рисунок с осенними ягодами и одиноким листом был насквозь концептуален, но за время игры успелось вышить только кусок вазы)).

Я планировала играть одиночество в толпе. Толпы не получилось, а вот отчуждение - скорее да. Я собиралась проводить хоть какое-то время при дворе и своих/сыновних дамах - и с удивлением обнаружила, что персонажу это не нужно. В ее покоях было все, что ей нужно. А главное - туда не совались ненужные люди и ненужные слухи. По крайней мере, без стука. Кроме, разве что, доверенного секретаря - и мужа, разумеется.

Муж… для доны Беары не было ничего выше супружеского долга. По крайней мере, когда пятнадцатилетней девочкой она выходила замуж. Я, честно сказать, рада, что от нее никто не требовал любить мужа - а то ж она бы полюбила :)
Но ей важны были внешние атрибуты - внимание императора, расположение императора, соблюдение “парных” формальностей (если протокол требовал ее присутствия, вопрос “хочу/не хочу” не стоял). Она была согласна мириться с его изменами при условии, что те женщины не будут слишком наглеть. Последствия - за их счет (последняя фаворитка могла бы подтвердить, если бы знала, от чего умирает).
Уважение императора оказалось приятным бонусом. Он признавал за ней право принимать решения в определенных сферах, он интересовался ее мнением, он делал ей комплименты… “Светлая полоса!” - подумала бы дона Беара, если бы ее занимали эти глупые абстракции. Одно к одному: у него нет сейчас фаворитки, на него сыплется одно, другое и третье, да еще размолвка насчет соанки (я права, он неправ, и согласен, что я права, но обстоятельства вынуждают его, а я не могу себе позволить спорить с ним дальше по многим причинам)…
Каждый визит мужа был для нее событием, которым она гордилась.
Прикосновений между ними был минимальный минимум: рука в руке. Ну и после “соанской свадьбы” Его Величество… эээ… возбудилось :) Хотелось бы мне знать, эта внезапная вспышка страсти имела, хм, последствия или нет? )
Зато он пил у жены из рук :) в том числе ею собственноручно заваренный чай :) (именно на фразе “Ва-аше Величество, да оставьте вы эти кайсанские церемонии, вон же кружка нормальная стоит!” - я и пожалела, что не завезла до кучи еще хотя бы чахай))

Императорский чаек вообще, кажется, неплохо зашел - надеюсь, не из-за отсутствия альтернатив ) А сколько неиспользованных возможностей... :)
В сущности, перетравить Ее Величество при желании могла кучу народу, но проклятый рационализм… :)
Хотя дело было не только в рационализме. То есть да, травить было и некого, и незачем, но вот это “некого” как раз и выражает степень того, насколько успешно дона Беара отгородилась от окружающего мира.
Как можно, имея вполне развитый ум, позволяющий, по крайней мере, более или менее здраво судить о политических, например, делах, не замечать того ахтунга, который творится у тебя под самым носом? Да легко.
Закройся в покоях, займись вышивкой - и ни о чем не думай. Одиннадцатилетняя (и, будем честны, слабоумная) дочь внезапно запросилась в монастырь, хотя ни до, ни после особой тяги к горним высям не проявляла? Пускай едет, и спрашивать особо ни о чем не стоит, да и зачем, ведь в самом предлоге ничего непристойного или дурного нет. Нет, сопровождать ее тоже совершенно излишне.
Старший сын растет избалованным, резким, своенравным, необузданным и своими суждениями подчас пугает даже тебя? Ну и что - он почтительный сын, который станет достойным преемником своего отца, у него государственный ум, а остальное - пустяки, молодость, пройдет. Ты ничего не хочешь знать о его развлечениях.
Младший сын не вылезает из кабаков, пьет, путается с простолюдинкой? Что ж, воспитывать сыновей - удел мужчин, тем более, что мальчик у матери не показывается вовсе.

Очень странно было быть человеком, который совершенно добровольно выбрал участь деревянной куклы, марионетки на троне, сознательно отказавшейся что-то серьезное решать, разве что в случае крайней необходимости.
Ей было и тесно, и душно - но она не считала нужным это хотя бы замечать. Поэтому, когда кто-то помянул поэта Цурэна, когда она пригласила его на аудиенцию, когда он читал ей свои стихи, раскрывая перед ней бездну - она смотрела в бездну, не видя... и чувствовала, как оттуда тянет приятным сквознячком.
Жаль, что не случилось второй аудиенции. Второй раз Цурэна дона Беара услышала как раз на свадьбе - и с удовольствием послала ему цветы.
Император, впрочем, все равно не заметил :)

Император был так занят, что не обращал внимания даже на то, что бросалось в глаза. Он, например, принципиально не ревновал секретаря супруги (и даже брал попользоваться)). Секретарь торчал у патронессы денно и нощно, был вхож и в гардероб, и в опочивальню - но все ему сходило без последствий ) Хорошая штука репутация.

Жалость, однако, не была ей чужда. Попросил аудиенции благородный дон, вынужденный прятать в казармах свою сестру, переодев ее оруженосцем. Девица бежала чуть ли не из-под венца: жестокий жених, отец, сторговавший ее за карточный долг… стоило бы отослать ее обратно, родительская воля есть родительская воля - но Беара посмотрела на перепуганную девочку, вспомнила свою юность… и оставила девочку при дворе - говоря себе, что это временно, ради приличий, пока не удастся выяснить, в чем там на самом деле проблема. Полагаю, после того, как девочка сбежала снова, она зареклась заниматься подобной благотворительностью.
Когда пропала дочь, она встревожилась. Когда вскрылась правда… о.
Я, право, не знала, что она способна на такой гнев. Гнев и… должно быть, обиду. Не сделав ничего, чтобы дочь могла ей доверять, императрица, тем не менее, оскорбилась недоверием.
Кроме того, ее несказанно взбесила глупость этой затеи - и то, что уже наметившиеся планы пошли прахом. Надо сказать, в отличие от мужа, дона Беара уже не чаяла удачно сдать дочь замуж - по ее оценкам, речь шла уже о том, чтобы выдать ее сколь-нибудь пристойно. А тут только что-то забрезжило - и нате вам.
Правда, параллельно она парадоксальным образом надеялась, что побег удастся. Смутное ощущение, что для девочки это будет лучше, да плюс то, что можно будет сделать вид, что ничего вообще не было, плюс то, что не надо будет ломать голову, куда бы пристроить дочь...
Впрочем, в конце концов влюбленных таки догнали, принцессу притащили во дворец. Императрица посмотрела на дочь… и ничего не стала делать. Ее бешенство уже выстыло до опасных для жизни градусов, а держать себя в руках обычно проще на расстоянии.
В этом состоянии она принимала деятельное участие в решении дальнейшей судьбы блудной дочери, выборе будущего жениха и проч.
Параллельный процесс, однако, заставил ее поручить секретарю отслеживать поиски злосчастного дона гвардейца, с неопределенной пока что целью.
Но тут некстати началась суматоха с доной Сирэной и чумой. В конце концов все отправились провожать соанку в последний путь - все, кроме императрицы и принцессы.
Беара не боялась чумы. Она вообще, кажется, не очень умела бояться, придерживаясь взглядов радикального фатализма в духе “делай, что должно - и будь что будет” (и то сказать - чего бояться деревянной кукле? огня разве что). К сожалению, утешить или успокоить этими соображениями дочку у нее почему-то не получилось :) Пришлось переменить тему на более актуальную и поклевать ребенка в темечко, пытаясь пробудить хоть немного сознательности. По нулям, впрочем.
Все же сердце не камень, так что в конце концов Беара таки пообещала дочери помощь :)
Жаль, что не пригодилось )

О политике. Весь внутри- и внешнеполитический ахтунг для нее был больше абстрактной задачей. Она могла составить о чем-то мнение и даже его высказать - а могла оставить это сомнительное удовольствие мужу и сыну. Поэтому все, что происходило за пределами дворца, интересовало ее либо как досужие сплетни, либо как что-то, связанное с соанской свадьбой.

На самом деле, тут бы набить или внятный отчет, или внятный портрет персонажа - а не выходит ни то, ни то. Оставлю, пожалуй, как есть, пусть будет. Может, как-нибудь потом.
Tags: rpg
Subscribe

  • Кофейня "Бобро"

    Любимую кофейню возле офиса перекупили, теперь они называются «добро» и раздают вот такие открытки. Кофе вроде неплохой, посмотрим.

  • (no subject)

    С наступающим! И чтоб он был ЛУЧШЕ.

  • Благопожелание)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Кофейня "Бобро"

    Любимую кофейню возле офиса перекупили, теперь они называются «добро» и раздают вот такие открытки. Кофе вроде неплохой, посмотрим.

  • (no subject)

    С наступающим! И чтоб он был ЛУЧШЕ.

  • Благопожелание)