Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сага о Гуннхильд и Кормунде. Как Гуннхильд повстречала Кормунда.

...Заступили исландки дорогу пришельцам. Сдвинула брови Гуннхильд и сказала так:
Что за гости вторглись
В острова пределы?
Или вам, героям
Головы не жалко?
Изенштейна стены
Ждут и не дождутся,
Когда тын украсят
Черепа героев.
-
ибо не верила еще, что это и есть те гости, которым не судьба погибнуть от руки Брюнхильд. Было жаль ей молодого конунга, могучего и красивого, и людей его, и потому надеялась она отвратить их от выбранного пути.
Переглянулись герои, кивнул конунг старшему из своих воинов, и тот ответил, и зычный голос его далеко разнесся над Изенштейном:
Слышу звонкий голос
Гордый и красивый,
Только нам ли, дева,
Слов твоих бояться?
Конунга-героя
Да с дружиной доброй
Принимайте в гости!
Что ж врата закрыты?

Дрогнуло сердце девы - скальд ей ответил, вкусивший меда, и как бы не был он искуснее ее самой в сложении песен. Но не показала своего волнения Гуннхильд и ответила так:
Вот как? Гордых много
Возле врат собралось.
Видно, ум и гордость
Меж собой не дружат.
Сколь героев дерзких
В гости принимали -
Лучше знает ворон
Да морские рыбы!
-
и говорила правду, ибо многих упокоило море, и глаза их склевали хищные птицы, а черепа и поныне смотрят со стен Изенштейна пустыми глазницами.
Но не дрогнули герои, и ответил ей скальд так:
Видели и врана
Мы перо ночное,
Рыб ли нам пугаться,
Мореходам ярым?
Ты скажи нам, дева,
Смоляные косы:
Аль мы не пригожи -
Что с порога гонишь?

Улыбнулась дева и ответила, что думала:
Сразу видно скальда:
Те чуть что - про косы
И про стати нижут
Бусы слов на висы.
Жалость мною движет -
Не желаю видеть,
Как могучи вои
Станут пищей сельди.

И спросил скальд в ответ:
Почему ж, ответь нам,
Отвернуть обратно
Зигфриду-герою,
Гунтеру-владыке?
Ты, хоть нас пугаешь,
Чует сердце скальда,
Зла на нас не держишь,
Трепетная ива!

Словно пелена спала с глаз Гуннхильд при этих словах, и поняла она - молодой конунг и есть Зигфрид, убийца дракона, покоритель двенадцати королевств, и это ему судили боги вести на ложе могучую Брюнхильд, ибо не рождалось еще витязя прекраснее и доблестнее, и кто достоин руки королевы Исландии, как не он?
Но сочла она, что незачем герою знать об этом и сказала так, насмехаясь:
Верно ли я слышу:
Сам могучий Зигфрид
Свататься приехал
К королеве нашей?
То-то будет чести
Одина восславить,
Коль герой уступит
В состязаньи деве.
-
и заторопилась прочь, чтобы скорее сообщить сестре о том, кто и зачем прибыл, а пуще - чтобы оставить за собой последнее слово, ибо чувствовала - нашлось бы что ответить скальду Зигфрида.
Но вышло так, что, когда Брюнхильд вышла к гостям и спросила сама, кто они такие и зачем приехали, ответил Зигфрид, что Гунтер, король Бургундии, желает взять ее в жены. Еще сказал Зигфрид, что станет Брюнхильд женой Гунтеру, желает она того или нет.
Обещала Брюнхильд, что скоро черепа дерзких украсят стены, и хороша будет сельдь в этом году, ибо порадуются боги такой жертве.
Но раз за разом побеждал он Брюнхильд, три раза подряд, и дивились и печалились девы-валькирии, глядя на то, как терпит поражение их королева.
Когда же признала она победу Гунтера, зычно вскричал скальд Зигфрида, потрясая копьем:
- Один! Один! Один!
- Слава! - подхватили спутники Гунтера и Зигфрида.
И приказал король Гунтер готовиться к возвращению в Бургундию, ибо был теперь мужем Брюнхильд, и повиновалась она ему, как никому доныне, и не могла остаться в Исландии, коль он того не желал.
Тогда пришел к Гуннхильд скальд Зигфрида и спросил о ее имени.
- Гуннхильд зовусь я, дочерью Ульрики, - ответила дева, опуская глаза - ибо пристален был взгляд певца, и желала она и боялась увидеть в нем судьбу свою.
- Красива ты, и стихи слагаешь славно. Видно, отведала ты меда?
- Верно, наделил меня Вотан от рождения даром, - отвечала Гуннхильд, - но невелик тот дар; верю я, тебе того меда досталось больше.
Ничего не сказал на то скальд, спросил о другом: рана его измучила, не тяжелая, но кровавая. Сочилась влага жизни у него меж пальцев и униматься не желала. Взглянула Гуннхильд, ахнула и побежала за водой и полотном чистым. Не умела она исцелять ни словом, ни зельем, но перевязать рану могла.
Кровью, видно, и повязало их. Зажила рана воина сама, словно одно прикосновение руки девы исцелило ее, Гуннхильд же неотвязно думала о сем муже славном; охотно отправилась она с королевой в Бургундию, и с собой везла расшитую руками ее рубашку, суженому назначенную.
Tags: Гуннхильд
Subscribe

  • С ума сойти! :)

    Я таки досмотрела 101ю =) Не прошло и года =)))))

  • 100.

    Ну вот, не прошло и года, как пора за новой дозой =) Еще десять тыщ ведер... А серия краааасивая - Хильда там особенно хороша. Аннерозе я по-прежнему…

  • 97-98. UPD и 99.

    Так или иначе, но эпопея с бунтом кончилась. Можно выдохнуть... перестать бегать по потолку, я сказала Тьфу. Все-таки Ройенталю не свезло с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments