Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

  • Mood:
  • Music:

Сага о Гуннхильд и Кормунде. Как исландки прибыли в Вормс и как их принимали.

Долгим был путь из Исландии в Вормс, но наконец пристал корабль к рейнской пристани, и сошла на берег Брюнхильд об руку с Гунтером, и исландские девы, последовавшие за своей королевой, и Зигфрид, и Хаген, и спутники их.
Встречали их братья-короли со свитой и весь народ Вормса. Был там человек в богатой красной одежде, в шапке вроде короны, сходной с рыбьим хвостом.
- Пакс вобискум! - провозгласил он, и добавил, что день и ночь молился об успешном исходе сватовства. Поняла Гуннхильд, что это, должно быть, жрец какого-то здешнего бога, но не знала, какого, ибо никому из известных ей богов, асов и ванов, не служили подобные люди.
Говорил сей человек много, непонятно, размахивал руками, и Гуннхильд решила, что, каков бы ни был этот бог, служители его ей не по душе. Когда же он заявил, что его Бог один и других нет, утвердилась она в своем мнении и поставила себе не ходить в его храм, хотя был тот красив и богато украшен.
Когда же стало известно, что должна Брюнхильд отказаться от своих богов, чтобы стать женой Гунтера, возмутились валькирии, но Хаген фон Тронье, одноглазый хитрец, сказал Брюнхильд так:
- И я, и братья и родичи мои крещены в христианской вере, но тайно поклоняемся мы нашим старым богам, которые у вас и у нас одинаковы, лишь зовутся по-разному. Соглашайся и исполнишь свою клятву, - и Брюнхильд согласилась, скрепя сердце.
Долго вел епископ Вормса речи свои, и выходило, что не только Брюнхильд, но и остальные исландки должны принять веру бургундов. Возмутилась Гуннхильд и сказала:
- Не бывать этому! Не желаю я оскорблять богов, которым молились все мои предки, и лгать не желаю, открыто отрекаясь, втайне же призывая. Пусть не обижается Бог христиан - не буду я его рабой.
В остальном же принимали их в Вормсе славно, и прекрасная Кримхильда, сестра королей и невеста доблестного Зигфрида, была ласкова с ними и познакомила со своими придворными дамами. Дивились валькирии на нежных и робких женщин-бургундок, что целыми днями заняты лишь шитьем, да песнями, да разговорами и не знают, как за меч взяться, как копье держать, не ловят рыбу и не готовят пищу; и даже Гуннхильд, что почиталась между исландками за кроткую, удивлялась нежности дев этих, подобной нежности цветов садовых. Бургундки же, слушая рассказы о жизни Изенштейна, бледнели и ахали, и поражались отважным девам, что не боятся ни зверя дикого, ни человека, и к доспеху привычны не меньше, чем бургундские воины.

Скальд Зигфрида приходил к Гуннхильд несколько раз с богатыми подарками и сказал в первый раз так:
- Одну рану исцелила ты, другую нанесла. Не знаю я покоя с тех пор, как повстречал тебя, - и ушел.
Долго думала дева, и решила спросить совета у рун. Раскинула руны Хьордис, и говорила руна выпавшая о верном решении, к которому ведет дорога долгая и трудная.
Немного слов они сказали друг другу, кроме вис, когда наконец пришел он и сказал:
- Не могу я больше ждать, Гуннхильд. Забрала ты мое сердце, и ничего я более не хочу, кроме как взять тебя в жены.
Взглянула дева в глаза скальду и ответила:
- Даже имени твоего я не спросила. Кто ты, воин, и какого рода?
- Звать меня Кормунд, сын Йорра. Рожден я был на севере, но ныне и следа не осталось от моего дома.
- Как это вышло? - спросила дочь Ульрики.
- Так, как часто бывает у нас: вернулся я из похода и нашел на месте дома лишь уголья и трупы.
- Слыхала я о таком, - кивнула Гуннхильд.
- Что же ответишь ты мне, Гуннхильд?
- Так я скажу тебе, Кормунд сын Йорра: согласна я стать женой твоей, люб ты мне. Но не могу я выйти замуж без разрешения сестры моей и королевы. Да и конунг твой не будет ли против?
Решили они, что дОлжно спросить согласия Брюнхильд и Зигфрида, в том и оказалась задержка, предсказанная рунами: две свадьбы готовились в Вормсе - Кримхильд и Зигфрида и Гунтера с Брюнхильд - и занят оказывался конунг раз за разом, а королева была во власти епископа с его бесконечными речами.

В другой раз Гуннхильд сама пришла к скальду и спросила его, зная ответ, ибо помнила клич его на поле, где Гунтер побил Брюнхильд, но желая увериться:
- Каким богам молишься ты, воин?
И подтвердил он, что бог его - Один, Отец Побед, и Тор Рыжеволосый, и Ньерд, Владыка Пучин, и все боги Севера. И узнала Гуннхильд, что Зигфрид, хотя сам он христианин, не воспрещает своим дружинникам поклоняться тем богам, которым они желают, и половина его воинов - той же веры, что и Гуннхильд.

Все. Больше уже вряд ли успею, а если и успею - оно чревато валькирией на полигоне ЛэйтиаНН. Нафиг-нафиг :)
Tags: Гуннхильд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment