Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

Category:
  • Mood:
  • Music:

Сага о Кормунде и Гуннхильд. Как Кормунда из Вормса изгнали.

...Никто не тронул Кормунда и Гуннхильд, и ночь прошла тихо.
Так сказал Кормунд:
- Ничем я не обязан Кримхильд, мужу ее я служил, ныне же он мертв. Что мог, для мести я сделал. Покинем этот город, любимая, нечего нам здесь делать.
- Верно, - ответила ему жена. - Погиб конунг, и королева моя мертва. Не желаю я возвращаться в Исландию, но и здесь оставаться негоже. Хорошо было бы отправиться на север, где народ помнит еще наших богов и не склонился перед Христосом.
Но сначала должен был Кормунд распрощаться с Кримхильд, вдовой Зигфрида.
Вместе пошли Кормунд и Гуннхильд к дворцу. Но на полпути окружили их воины Хагена фон Тронье и велели Кормунду отдать меч его и идти с ними. Когда же отказался скальд, оглушил его один из них, неслышно подойдя сзади.
Молча повалился наземь сын Йорра, как мертвый; тут же связали ему руки крепкой веревкой. Когда же раздался голос Хагена: "В темницу его!" - словно очнулась Гуннхильд и встала над мужем:
- Что творите вы, каким правом?!
Усмехнулся Хаген и сказал так:
- Королевская воля.
Но поняла Гуннхильд, что воля волей, а только не обошлось здесь без самого Хагена - то месть его подлая: не решился он встать против мужа ее с честным мечом, убийца проклятый, теперь же будет творить с беспомощным, что пожелает.
Разумна была дочь Ульрики, и знала: будь даже у нее меч, в доме оставленный, ибо не нужен был он жене Кормунда доселе, - не дали бы ей убить Хагена: дюжина воинов между ними стояла, могучих и оружных. К тому же и впрямь лишь кинжал у ее пояса висел - не совладать. Потому решила она, что лучше будет, если попытается она мужа освободить, нежели напрасно погибнет. Робкой ее считали жены Исландии, да только любовь дороже для нее была, чем любая слава.
Вспомнила она, что Гунтер-король всегда ласков был с ней, да и конунга он все же не зря братом звал.
Не бежала Гуннхильд - летела, соколицей летела, страшась за жизнь любимого своего. Знала: погибнет он - и ей не жить. Встанет над могилой скальда ива серебристая, опустит ветки, будет плакать-печалиться, ждать, когда слетит на ветку сокол белокрылый.
Встав же перед Гунтером, смутилась женщина-скальд, впервые слов не находя.
Наконец перевела Гуннхильд дыхание и так сказала:
- Король Гунтер! Милости я прошу у тебя: справедливости. Мужа моего твоим именем связали и в темницу бросили!
Приказал король - привели Кормунда к нему. И сказал младший из королей-братьев, Гизельхер:
- Мой это приказ был. Над телом Зигфрида грозил воин сей копьем Хагену фон Тронье, осквернив тем святую церковь.
И усмехнулся снова Хаген фон Тронье, что стоял подле братьев.
Так рассудил Гунтер:
- По закону, дОлжно изгнать Кормунда, сына Йорра из Вормса, лишив его оружия. Если же попытается он вернуться - смерти предать!
Потащили воины Хагена Кормунда прочь.
Ненадолго задержалась Гуннхильд - лишь чтобы крикнуть в лицо бургундам:
- Да ни минуты лишней не задержусь я ныне в городе сем проклятом!
И слышал то муж ее, которого, рук не развязав, к воротам вели.
Не нужно было жене Кормунда пожитки собирать - заранее она собралась, как только решили они Вормс покинуть. Копье же скальда, отобранное было у него, так она вернула: пришла к тем, кто забрал его и сказала:
- Если не хотите вы услышать нид от меня - верните дракона крови, что соколу струн, мужу моему принадлежит.
Грозна была Гуннхильд в ту минуту: вздела она броню, меч у бедра ее висел, стальной шлем темные кудри примял, и глаза сверкали ярым огнем. Вспомнили воины Хагена, что не зря исландок валькириями, всадницами Вотана прозвали, и что говорили, что милостив Отец Побед к ним; немало среди тех воинов было тех, кто тайно поклонялся Одину. Отдали они копье.
Забрав же копье славное, дальше помчалась жена Кормунда. Однако, встретив Раннвейг, воительницу юную, что вместе с ними из Исландии в Вормс прибыла, остановилась. Пришла ей мысль, что показалась верной, и так Гуннхильд сказала деве:
Известно, удел
Любого из смертных -
Иль жить в покое,
Иль пасть со славой.
Для битв рожденная
С пути свернула,
C мужем уходит.
Ты же, о Раннвейг,
О походах мечтала.
Доспех славный
Тебе в том поможет,
Мне же не нужен -
Ежели муж мой
Бессилен окажется -
Хватит кинжала,
Чтоб жизнь кончить,
Доспех в том -
помеха, и меч не нужен
-
cо словами этими сняла с себя и меч, и броню верную и Раннвейг отдала.
Ничего отныне не боялась Гуннхильд, кроме как быть разлученной с мужем.

Ненамного опередили ее стражи Кормунда: как раз ворота за ним закрывали. Себя не помня, оттолкнула она, не разбирая, кого, и следом выбежала.
Стоял он, связанный крепко, брошенный на смерть от зверя дикого или человека недоброго, но гордо глядел, как сокол в путах.
Упала на грудь ему Гуннхильд, обняла крепко и так стояла, отпустить боясь, словно грозило это им бедой какой новой. Боялась и слово молвить, только глядела на любимого - наглядеться не могла.
Улыбнулся Кормунд:
- Все хорошо, родная моя. Не плачь только. Лучше развяжи путы...

А больше мне и сказать нечего - все остальное сказано уже:
http://www.livejournal.com/users/limnin/110713.html#cutid1
Tags: Гуннхильд
Subscribe

  • Тибетское предсказание

    Получить свое предсказание Другие тесты и гадания от Шувани Точно. Через неделю отпуск, если не случится какой-нибудь экстраординарной…

  • Магический дар лисы

    Другие тесты и гадания от Шувани на этой оптимистичной ноте пойду-ка я спать.

  • буквоедство

    Я понимаю, что я несусветная зануда :) но найдите же десять отличий! vs это по-английски они оба лоси, а по-русски лось тут только один! :)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments