Mhairi ака Маэквен (la_renarde) wrote,
Mhairi ака Маэквен
la_renarde

  • Mood:

Нет, я все-таки дам эту ссылку...

...а то вдруг кто не видел?...
-Один вопрос, мистер Мартин. Почему в ваших книгах, если персонаж отрицательный, например Джейме, живётся ему хорошо, разве что в плен возьмут, но потом отпустят. Но как только он становится положительным и читатель чувствует к нему симпатию, то ему сразу же отчекрыжили руку. Как-то это несправедливо.
- Рецензенты, мать вашу…Я художник, я так вижу! Уверяю вас, Джейме скоро станет совсем положительным.
- Чур меня.



Джордж Мартин вернулся домой с заседания литературной ассоциации. Настроение было скверным. Этот бездарь Роберт Джордан вздумал над ним насмехаться.
— Знаешь, старина, твои герои классно описаны. Они живее живых людей, того и гляди, на улице встретишь. Но как ты над ними издеваешься! Если кто-то у тебя поехал из пункта А в пункт Б, он, судя по всему, никогда не доедет. Если пошел в разведку, скорее всего не вернется. Получил пустяковую царапину, значит, даст дуба. И есть ли у тебя на страницах хоть одна нормальная свадьба?!
На свою бы детскую сказочку посмотрел. Почти все персонажи живы. Вот у него, Мартина, настоящие людские характеры и почти магии нет.
Он вышел из лифта на родном двадцатом этаже и зашагал по коридору. Однако хихиканье Джордана никак не шло из головы. Да еще ряженые фанаты одолели. Понацепляли на себя доспехов и цветных тряпок и персонажей изображают. Сегодня пришлось швырнуть в одного книгой. Другого он спустил с лестницы, чтобы тот доспехами по ступенькам погромыхал. До сих пор грохот в ушах стоит. Уф...
Нет, эти любители фэнтези еще узнают, что многоопытный человек с хорошей фантазией может сделать с литературными героями! "Работать надо меньше... Бросить бы все... и в Кисловодск... Позвоню-ка я в Штаты старине Стивену Кингу, пусть расскажет страшилку на ночь, чтоб спалось лучше... Так, что же у нас будет завтра... Арья, сучка такая, никогда не попадет в Вольные города, корабль затянет в бездну, а потом ее похитят инопланетяне, но и у них ее украдут, но кто? Пусть будут люди из будущего... Санса по ошибке перепутает Лунную дверь с дверью сортира и убьется, слишком она хорошая. Или еще раз ее выдать замуж? За Кусаку? Он на самом деле хороший, поэтому долго не заживется... Призрак взбесится и покусает короля Станниса. Ранка будет пустяковой, но король благополучно отправится к своему богу огня. Мелисандра будет смотреть в огонь и туда свалится. И, к всеобщему удивлению, сгорит. Сноу пойдет в разведку в расположение Русе Болтона. Тому нужен новый плащ. Дени пусть будет совсем ненасытной нимфоманкой и извращенкой. Попробует лишить невинности своих дракончиков и получит ожоги четвертой степени с поражением дыхательных путей, но выкарабкается. Джейме Ланнистер с протезом руки... карлик станет еще короче... Тьфу, отдохнуть надо..."
Возле двери апартаментов стоял высокий парень в багровом средневековом дублете с пустым правым рукавом. Еще один ревностный фанат. Сейчас достанет книгу и попросит подписать. Надо начертать: "Еще одному надоедливому Джейме, которому сейчас кранты" — и спустить на него собаку.
— Клиган! — позвал он своего пса.
Молчание. Парень улыбнулся
— Один вопрос, мистер Мартин. Почему в ваших книгах персонажу, когда он отрицательный — как, например, Джейме, — живется хорошо, разве что в плен возьмут, но потом отпустят. Но как только он стал положительным и читатель почувствовал к нему симпатию, ему немедля отчекрыжили руку! Как-то это несправедливо.
— Рецензенты, мать вашу... Я художник, я так вижу! Уверяю вас, Джейме скоро станет совсем положительным.
— Чур меня. — Твердая, как железо, левая рука схватила Мартина за шиворот и швырнула на дверь.
Писатель распахнул ее лбом и пролетел до самой гостиной, после чего напоролся на что-то массивное и железное. Сознание было померкло, и он начал падать, но чья-то стальная ручища вздернула Мартина на ноги.
Ручища принадлежала некоему субъекту баскетбольного роста и в рыцарских доспехах. На уровне живота к ним был приделан обломок копья. Субъект был не один. В просторную гостиную битком набились люди в средневековых одеяниях и доспехах.
Писателя охватило дурное предчувствие.
В комнату вошел однорукий, а баскетболист загородил выход.
— Клуб ролевых игр? Мои фанаты? Это Джордан подстроил? Какой типаж! Браво! Я не узнаю вас в гриме, не иначе, из самого Голливуда! Вот ты, здоровяк, ты кто, дай угадаю. Сильвестр Сталлоне? Арнольд Шварценеггер? По росту не подходишь, наверное, Деннис Родман?
Получив по уху рукой в кольчужной перчатке, он очутился на полу.
— Деннис, это не остроумно!
— Художник, говоришь, — процедил однорукий блондин, закрывая дверь. — Ну, как известно, обидеть художника всякий может, чем мы и займемся. — И он со всего маху двинул писателя по второму уху. В голове зазвенело.
— Мы хотим высказать некоторые претензии к тому, как ты пишешь книги, — произнес типчик без головы. Точнее, голову он держал под мышкой. Дурные предчувствия Мартина усилились. — У нас много всякого накопилось. — С этими словами он съездил писателю в челюсть.
— Приветствуем тебя от имени положительных и не очень героев твоего цикла, — произнес благообразный старичок, похожий на образ мейстера Лювина, поправив копье, торчащее из груди. — Не пытайтесь бежать, это бесполезно. Сир Григор, осторожнее, вы свернете ему шею раньше времени! Он уже совсем тихий.
Темноволосая длиннолицая девчонка со всего маху врезала писателю коленом ниже пояса.
— Ты разлучил меня с моей семьей! Из-за тебя я блуждаю по всем Семи Королевствам и попадаю куда угодно, только не туда, куда хочу!
Когти ужасающе сексапильной блондинки полоснули по лицу.
— Мой сын Джоффри... Прекрасный, добрый мальчик...
— Садист! — не выдержал Мартин, морщась от боли.
Тут вся квартира взорвалась.
— Что?!
— Этот трупоед еще кого-то смеет называть садистом!
— Превратил меня в пьяницу и скормил вепрю!
— Отправил всех моих сыновей на корм рыбам!
— Заставил убить брата Ренли!
— Золотом залил мне горло!
— Я сдох от пустяковой царапины!
— Меня зарезали собственные братья!
— Казнил отца и брата!
— Выдал за карлика!
— Я из-за него теперь сломанный трехглазый мальчик!
— Отравитель!
— Палач!
Мартин начал что-то понимать, и липкий ужас охватил его. "Черт меня дернул писать эту сагу. Как-то неудобно получилось..."
— Тише, тише, друзья мои, — поднял руки мейстер Лювин. — Этак и до линчевания недалеко. Давайте рассудим, как в милые, старые, добрые средние века, легкими пытками получим признание...
— Да что с ним возиться, нужно нам его признание, — басом произнес "баскетболист", подбирая кишки и запихивая в свой распоротый живот. — Свернуть ему шею, и баста.
Вперед вышла статная рыжеволосая женщина с перерезанным горлом и расцарапанным лицом.
— Взгляните в окно. Эта крепость выше, чем башни Винтерфелла... Он сбросил одного моего сына с башни, другого убил и поглумился над его телом. Разорил мой замок. Мне самой перерезал горло и превратил в зомби. Давайте сожжем его дом, а потом перережем горло и выбросим из окна.
— Слишком легкая смерть. Сначала отсечем ему правую руку и заставим переспать с собственной сестрой, — возразил однорукий.
— Замочим в сортире! — выкрикнул лысый крепыш с пышными золотыми бакенбардами.
— Нет, утопим в ванне, а сверху нальем дикого огня, — сказал тип, похожий на образ сира Давоса. — Лорд Станнис уже дюжину пиявок сжег, называя их Джорджем Мартином.
Красивая рыжая девочка швырнула под ноги писателя отрезанную голову его собаки.
— Это тебе за Леди!
Похожий на нее парнишка, чью грудь пронзили арбалетные стрелы, поднял собачью голову. При этом у него чуть не отвалилась собственная, но он вовремя ее удержал.
— Когда расправимся с ним, я пришью эту голову к его шее...
Мартин проклял тот день, когда решил изобразить свой мир в феодальную эпоху. "Люди тогда были так жестоки, надо было описывать изнеженных личностей двадцатого века... Впрочем, здесь еще не худшие... Хорошо, нет Русе Болтона, который любит сдирать кожу. Слава богу, его я не убил и ничем не обидел, поэтому Болтону здесь делать нечего. Или вот Варго Хоут, который отрубил бы мне ноги и руки. К счастью, у него, хе-хе, теперь у самого ни рук, ни ног. Потому, наверное, и не смог придти. Хотя и присутствующих хватит, чтоб меня распять... или раз шесть... Надо бежать. Но как? Попробовать их заболтать?
— Эй, вы, ведь я же вас выдумал! Вас нет на самом деле! Это моя галлюцина...
От искр, полетевших из глаз фантаста, чуть не загорелся ковер.
— Но, постойте... Ведь вы же враги друг другу! Какого черта Тайвин Ланнистер делает рядом с убитым им Недом Старком?! Арья, это Ланнистеры убили твоего отца!
— Милейший создатель, — голос Тайвина Ланнистера истекал ядовитой сладостью, — с вашей стороны было очень мудро наделить нас разумом и умением вовремя заключать политические союзы. Мы вам искренне благодарны. Благодаря этому свойству мы не вцепимся друг другу в глотки до того, как проделаем с вами определенные манипуляции.
Не получилось. Зубы Мартина выбили стремительную чечетку.
— Предлагаю испытать на нем парочку моих новых ядов, — невнятно прошамкал кто-то с развороченным лицом.
— О, не стоит торопиться, принц Оберин, — успокаивающе произнес Лювин. — Это, кстати, всех касается. Я посовещался с другими мейстерами, и у меня есть предложение. Надо отдельно поблагодарить мистера Мартина за дар, которым вы наделили уважаемого Тороса — красного жреца. Дар воскрешать убитых. Это нам позволит проделать с ним все то, что он проделал с нами. (Зубы Мартина от страха стучать перестали, зато затряслись колени.) И проткнуть копьем, и сбросить со стены, и немного поджарить диким огнем. (У фантаста подкосились ноги.) Не менее интересно ваше описание нашей медицины. Руководствуясь им, мы ампутируем вам все, что отрезали нам вы.
— Жалко, голову больше одного раза не отрубишь, — произнесла голова Эддарда Старка. Мартин осел на пол.
— И кое-что другое тоже. — Пухленький круглый коротышка потер напудренные ладошки. — Вы на страницах своего романа расплодили чересчур много евнухов.
— Может быть, вам будет интересно узнать — то, что от вас останется, мы отправим на поселение в какое-нибудь место с настоящей северной зимой. В вашем описании она совсем не настоящая. Но вы вдобавок не снабдили нас нормальной зимней одеждой и не описали нормального зимнего жилья.
За спинами этого веселого сборища калек в доспехах и старомодном тряпье возникли прозрачные фигуры с сияющими синими глазами. Кто-то — скорее всего Мормонт — закричал:
— Иные!!!
Гости похватали оружие и рывком развернулись к синеглазым. Мартин в кувырке прокатился между ног Григора Клигана и ринулся по коридору. Сзади слышались крики и звон клинков. "Чертовы умники! С создателем тягаться вздумали! Не со всеми вы можете заключать союзы, уж об этом я позаботился! Жаль, не всем я конечности поотрубал — так бы придти было не на чем! Мысль, впрочем, интересная, доберусь до загородной виллы и на тамошнем компьютере что-нибудь допишу. Скажем, появился новый метод борьбы с ходячими мертвецами: отрубать конечности всем, кто покоится на вестеросских кладбищах. Да. Так и поступлю, но легко они у меня не отделаются..."
Лифт остановился на первом этаже. Писатель побежал к подземной стоянке, где недавно оставил свой спортивный "ягуар". Завелся "котик" без проблем.
— Ну уж дудки, не возьмете! Дайте полчаса — все будете ползать на обрубках!
Выжав до отказа педаль акселератора, Мартин выехал на улицу. Оглянувшись, он увидел, как на верхнем этаже его дома полыхнуло огнем. Зеленым.
— Это я вам тоже припомню!
Писатель вывернул на шоссе, врубил четвертую скорость и помчался сломя голову. Спидометр показал сотню. Машина вылетела за город.
— Квартиру подожгли, мерзавцы... Ну, берегитесь. Неда Старка оживлю и еще раз казню, только уже безногого и безрукого... Что, Джейме, не нравится тебе без руки? Посмотрим, как тебе понравится без остальных конечностей. Сестричка в постели не по вкусу пришлась? Кастрируем. Арья попадет к людоедам. Угадайте, что ей отъедят в первую очередь... Мейстеры гильдии пиромантов изобретут ядерное оружие, и все Семь Королевств накроются дымным грибом. Это вам за мою квартиру, гады!.. Это еще что?!
В ночном небе зашелестели крылья, и на шоссе упала крылатая тень. Струя пламени расплавила фонарный столб.
Мартин утопил педаль газа в пол, шины завизжали, черня асфальт. Вовремя вспомнив, что машина спортивная, он нажал кнопку "форсаж". Турбина под капотом засвистела, и дракон в небе стал заметно отставать.
— Ха-ха-ха! Он же совсем мелкий, я не успел написать продолжение, где они вырастут, — захихикал Мартин, и тут его облило леденящим холодом. В зеркале заднего вида отразились кошмарная РОЖА. На заднем сидении сидел карлик с отрезанным носом и огромным шрамом через все лицо. Карлик глумливо ухмылялся, крутя в руках тормозной шланг. "Вот Бес! — в отчаянии подумал писатель. — Видимо, залез в машину заранее... Кой черт я сделал его таким умным!.."
— Узнал, вижу. Не узнать меня сложно, спасибо родному создателю. Но ты на этом не успокоился. Доказал, что нет предела совершенству. То есть уродству. Ничего, этот мир мне понравился. Здесь существует бесподобная штука, "пластическая хирургия" называется. Нужен только донорский нос. Я решил остановить свой выбор на твоем.
— Болван, мы разобьемся! Сейчас крутой поворот...
— Не бойся, писатель. У нас ведь есть Торос. Чем скорее грохнемся, тем лучше.
Руки карлика стремительно легли на руль и вывернули его в сторону. Все закружилось, бумкнуло, и наступила тьма.
Очнулся фантаст на столе, привязанный. Из тела торчали два копья и арбалетные стрелы, ноги не чувствовались, одна рука страшно болела, хотя ее вроде бы не было, под подбородком что-то булькало и шипело, остальное рассматривать уже не хотелось. По бокам стояли двое: Илин Пейн и Торос. У головы серел мейстер Лювин. Другие кучковались рядом и шумно спорили.
— А я говорю — в Антактиду его!
— Слишком далеко, билеты не купишь.
— Тогда в Норильск.
— А там климат почти курортный.
— У меня идея, у меня! В Оймякон! Добраться легче, чем до Антарктиды, климат почти тот же. А главное — настоящие северные народности есть. Пусть на них посмотрит. Он их тоже описал гнуснее некуда!
— Ты умница, Тирион.
У карлика поверх шрама красовался новый нос.
— Тебя-то, Торос, я чем обидел? — хотел спросить Мартин, но во рту вместо языка шевелился какой-то обрубок. Однако жрец услышал.
— Ничем. Но я у вас второстепенный персонаж и не могу спорить с центральными. Ваши мысли мы превосходно слышим, так что, если хотите, можете делиться впечатлениями. Но продолжим. Вас еще надо полить диким огнем и прижечь одну половину лица, как Сандору Клигану. Потом вас ждут вепрь и медведь.
— И ты ответишь за то, что сделал меня распутной девкой! — прошипела тоненькая среброволосая девчушка с лиловыми глазами. — Телом и душой ответишь! Весь кхаласар моего мужа этим займется!
Она нежно прильнула к здоровяку с длинной косой.
— А потом тебя напоят расплавленным золотом, — процедил похожий на нее как две капли юноша, боязливо косясь на здоровяка.
— А вот и дикий огонь.
— А-А-А-А-А-А-А-А!!!
— Выпейте макового молочка. Что, не помогает? А вы как думали... Оно обладает, чтоб вы знали, лишь легким снотворным эффектом. Это только сырец для морфия.
Раздались тяжелые глухие шаги.
— О боже, что это?!
— В самом деле, кто это? Тирион, ты у нас самый умный.
— А что сразу Тирион? Не знаю.
— Гляньте, у него веки до самой земли!
Персонажи затряслись и заклацали зубами. Храбрецы Бельвас и Серый Червь — наравне со всеми.
В поле зрения появилось нечто крупное и кряжистое. С лица у него действительно будто два полотнища свисали.
— Поднимите мне веки! — проревело существо.
Кто-то повиновался. Открылось вполне обычное доброе лицо немолодого человека в очках. Однако женская половина присутствующих с шумными вскриками и всхлипами отвернулась.
— Кто ты?!
— Я тень отца Гам... Тьфу ты! Я призрак отца жанра фэнтези, Дж.Р.Р. Толкина.
— Гм. Я всегда вас представлял иначе.
— Увы, Джордж, сынок. Наши писательско-фэнтезийные призраки всегда имеют подобный облик. Один злокозненный русский постарался. Вообще-то я должен был к тебе явиться раньше, чтобы предупредить о том, что писатель после смерти всегда встречается со своими героями. Но с тобой никакого сладу не было. Превратил мой добрый сказочный жанр в кровавую мясорубку. Вот я взял да и опоздал. Нечаянно, разумеется. Да еще и оживил твоих персонажей, благо они у тебя и так почти живые. А сейчас моя очередь чинить расправу. И поверь, сынок, по сравнению со мной твои герои добрее Санта-Клауса...
Призрак медленно, со вкусом улыбнулся.
Последняя его фраза утонула в воплях ужаса и грохоте падения в обморок женской половины персонажей. Мужская половина быстренько смылась, а доброе улыбчивое лицо стало приближаться к глазам Джорджа Мартина...

— Джордж! Джордж, проснись! Пить надо меньше! И хоть иногда закусывать!
Мартин открыл глаза. Если бы ему сказали: "Джордж Мартин! Тебя расстреляют, если ты сейчас не встанешь!", он ответил бы: "Стреляйте, делайте что хотите, но я не встану!" Но надо вставать и писать очередное продолжение. Впрочем, писателю было над чем подумать. Фанатам придется подождать еще пару лет, пока он все не обмозгует как следует...
Tags: прокнишки, ссылки
Subscribe

  • Рабочее

    Забавно: когда мне досталась задача проверить эстонскую версию приложения, было прикольно, но и только. Когда тестировала итальянскую, подумала, что…

  • Хозяйке на заметку

    Кофе будет вкуснее, если дать кофемашине время согреть воду =) ну и инструкцию почитать полезно, чоужтам. Хотя после чтения этой инструкции, в…

  • Трудовыебудни

    Утренний стенд-ап в скайпе (по-простому - планерка). Огромный соблазн был написать что-то в духе: "всем доброе у меня немного багфикса, план по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments